Реальная история: Алкоголизм — это трагедия на двоих

Алкогольная зависимость — трагедия на двоих

Она стояла перед зеркалом, ворочалась медленно, словно маленькая заводная балерина. Один оборот. Еще один. Голая, внимательно оглядывала себя, проводя иногда кончиками пальцев по мягкой белой коже. Удивлялась тому, насколько время отнеслось благосклонно к ее взрослому телу: отсутствие морщин, растяжек, целлюлита — всех тех примет и шрамов, от которых бежит любая женщина, едва наступает семнадцать. Это стоит ценить. И она ценила, улыбалась отражению, получая заслуженную улыбку в ответ. Этот цинизм, острое желание найти хотя бы малую часть себя прежней заставлял женщину раз за разом убеждаться в своей телесной привлекательности, потому что дух ее, изломанный и втоптанный в полное пренебрежение, спасти уже было невозможно.

Алкоголизм в реальной жизни

Кончики пальцев коснулись грязно-желтого пятна чуть выше ключицы, заставляя поморщиться.  Три дня назад ее схватили за шею и давили до тех пор, пока ладонь не оставила свою тень на коже. В тот момент его лицо было совершенно спокойным. Он даже не смотрел. Воткнув взгляд в стену, замер, покачиваясь, словно опорожнял мочевой, только рука была не в паху. Это было в первый раз. Внезапно и очень обидно. Обидно потому, что в сознании всплыло — это конец.

Резкое грубое всхрапывание прервало акт эксгибиционизма. Накинув халат, она вошла в соседнюю комнату. Нестерпимо воняло луком, кислым пивом и мокрыми картонными коробками. Художник сидел на диване, бессмысленно глядя в одну точку. Теперь она видела его только таким. Острые пальцы дрожали, кадык то исчезал, ныряя в горло, то вновь всплывал, растягивая сухую кожу. Между его ног, на полу у дивана, растекалась лужа рвоты. «Извини. Я уберу. Иди проветрись. Выпей кофе», — он словно кашлял словами, глубоко вдыхая после каждого. Глаза по-прежнему смотрели куда-то в стену, огибая женскую фигуру и устремляясь к узкому краю недостижимого горизонта. Он совершенно забыл, что она не любит кофе.

В соседнем доме ночное кафе.  Когда она вошла, почувствовала тепло. Там играла музыка, а девушка-официант, поставив чашку и пирожное на стол, на миг коснулась мизинцем ее ладони. Это было приятно. Старый добрый физический контакт. Горячий чай, смешиваясь с радиоджазом и жаром обогревателя, усыплял, унося в прошлое.

Воспоминания прошлого

Ей было тридцать, она жила в поселке, работала учительницей английского, гуляла в парке и каталась на велосипеде. Не замужем, и тому есть объяснение: всех ее знакомых мужчин объединяла одна общая черта — они были невероятно скучны. Долгие пространные беседы о рыбалке, политике и ремонте машин — все это было неинтересно.

Городской художник приехал летом, высокий, бородатый и худой. В бороде прятались седые волоски, а острые ключицы прикрывал тонкий свитер. Много курил. Он приехал расписывать часовню, ютившуюся на краю поселка. Часовня была старая, какая-то кособокая и постоянно нуждалась в ремонте. Государство, бережно охранявшее этот памятник старины, решило, что ремонт необходимо начать с рисования на стенах святых ликов, довольно унылых, судя по первым наброскам. В тот день он сидел у окна в единственной столовой напротив часовни, отрешенно смотрел на улицу, изредка отпивая из пивной бутылки.

Алкогольная зависимость — трагедия на двоих

Может быть, случай, или это был целенаправленный поиск того, кто ощущался даже на многократном расстоянии родственной душой, привели ее туда же. Увидев Художника, она подошла к его столику и села напротив. Словно магнитом притягивали его глаза, такие умные, отрешенные. Он словно витал в облаках, думая о чем-то глобальном, чем сильно отличался от поселковых мужиков. Едва она уселась, спиртной запах ударил в нос. Он был пьян. Загляни женщина под стол — увидела бы там полупустую водочную бутылку. “Но алкоголь — малый порок, куда страшнее невежество”, — напомнила себе женщина. Спроси ее сейчас о малости порока, она бы заплакала.

Представившись, она попросила рассказать о церковной живописи. И он рассказал. На удивление трезвым, четким, поставленным голосом рассказывал ей о кистях, красках и святых более двух часов. Интересный мужчина, не поспоришь. За все время повествования он выпил еще две бутылки пива. Сказал, что к работе приступает завтра, а сегодня акклиматизируется. «Отличное чувство юмора», — подумала она. Прежде чем уснуть прямо на столе, удобно устроив голову на собственных руках, он успел пригласить ее понаблюдать за работой и побеседовать о всяком.

Любовь как способ избавить от алкоголизма

Художник рисовал две недели. По вечерам шел домой и ложился спать — это был нелегкий труд. Каждый день был трезв. Она это точно знала: приходила в часовню, садилась на стул среди пустого пыльного зала и смотрела. Мужчина вообще никогда не пил во время работы. Собственное строгое правило: воздержание, служащее заочным искуплением будущих грехов.

Алкогольная зависимость — трагедия на двоих

Когда работа закончилась, он остался еще на пару недель: посмотреть окрестности, погулять по красивому лесу, побыть с ней. Заселился в гостиницу. Она звала его ночевать к себе, он наотрез отказался. «Художник не хочет, чтобы о нас раньше времени начали сплетничать любознательные соседи», — решила она. «А может, я слишком навязываюсь, и он хочет побыть один, — вторил внутренний голос. — Он так любит думать о вечном!». На самом деле он просто искал возможности побыть в одиночестве и напиться.

Эта его привычка — время от времени быть одному — пригодилась позже, когда нужен был повод покинуть дом. Кроме нее Художник ни с кем больше не знакомился, зато частенько назначал ей свидания в библиотеке, куда она с удовольствием бежала. Библиотека не была показухой, он в самом деле любил читать. Это задевало самые глубокие чувства ее души, не зря же она его выбрала.

Перед отъездом Художник позвал ее с собой в город. Сомнений не было, а то, что ей уже за тридцать, только подтолкнуло к принятию нужного решения. На работе нашла себе замену, благо было лето, уволилась. Пожелав удачи немногочисленным подругам, собрала вещи и отбыла. Подруги удачи ей не желали: все были замужние, жили в поселке и не раз видели Художника «в стельку». Отговорить ее от этого шага не удалось. Каждому свое.

Новая жизнь

Художник встретил ее на вокзале, привез в новую многоэтажку. Квартирка оказалась на удивление уютной двушкой. Художник честно сказал, что отныне в его жизни две любви: алкоголь и она. Учительница благоразумно не стала уточнять, кто на первом месте, а он просто расставил все по алфавиту.

В городе у него оказалось много друзей. Бесконечные встречи, вечеринки, выезды за город. Интересные люди, в меру пьющие. Скоро они стали и ее друзьями. Жизнь закрутилась, как в фильме. Через полтора года после переезда они поженились. Он напился так, что два дня недвижимо лежал на кровати, изредка постанывая. Вызвали врача, прокапали, оживили. Визитку она сохранила на всякий случай.

Она устроилась в местную школу учителем, он рисовал. Художник ездил по городам, но всегда исправно возвращался к ней. Не изменял — она точно знала, ну, разве что с бухлом. На момент их первой встречи,(лишний знак) художник уже был состоявшимся алкоголиком, даже дважды «ловил белочку», как он выразился, смущенно улыбаясь. После чего серьезно и обстоятельно рассказал, из-за чего все так получилось:

«Я пил еще с института. Пьяным не буянил, просто терялся в пространстве. Я осознаю и принимаю свою болезнь. Сто раз пытался излечиться и кодировками, и таблетками, но всегда начинал пить снова. И дело не в силе воли, просто не вижу причин прекращать». Теперь причина была, стояла перед ним, но он снова смотрел куда-то сквозь.

Я знаю, где выход

Алкогольная зависимость — трагедия на двоих

Станьте нашим другом, подключайтесь к нашим каналам онлайн-журнала о «человеке-зависимом», где сложное объясняем на пальцах, а всему простому находим научное и психологическое объяснение.

Не останавливайтесь, зависимость где-то рядом!

Instagram
YouTube
Яндекс.Дзен

Время шло. У художника начался тремор, он лишился своего таланта, ремесла, а вместе с этим и необходимости хотя бы иногда сохранять трезвость. Пытаясь искать другую работу, он понял, что ничто не заменит рисование. Возможно, это была третья любовь в его жизни. Депрессия укрыла черным непроницаемым одеялом, заставляя внутренний голос кричать. Этот крик следовал за ним по пятам, по каждой улице, которые приводили его всегда в одно и то же место. Он забыл о своей жене, необходимости быть рядом с ней и внимании, которое требовал живой человек. Она пыталась помочь, занимала деньги, прятала их от него. Запирала входную дверь утром, забирая ключи. Вечерами находила и привозила его домой иногда в таком состоянии, что он не помнил ее имени.

Записаться на консультацию

Если болезнь не отступает, она прогрессирует! Консультация врача в нашем медцентре — это шаг к выздоровлению.

Запои могли длиться по две недели, а выход их них находился все сложнее и сложнее. Он по-прежнему не видел смысла останавливаться. Если раньше это был повод расслабиться, отметить очередную удачную работу, отдохнуть с друзьями, то теперь — повод забыть. Лишь там, в лабиринте из бутылок, лежа под жгущим алкогольным дождем, он мог держать в руках кисть и быть свободным.

Последней попыткой спасти стала дорогая клиника, в которой, по слухам, творили чудеса. Она взяла кредит, устроила его туда и принялась ждать чуда. Но взрослые не заслуживают чуда, они перестают верить в него, сомневаются, когда вырастают. Так больше нельзя. Трудно было судить Художника. Как бы вы поступили, лиши вас последней возможности быть кем-то, значить что-то? Вероятно, сбежали бы из клиники. Возможно, дошли бы до рукоприкладства. Она встряхнулась, встала и вышла из кафе.

Возврат к реальности

Рвотный запах ушел, сбежал из дома сквозь распахнутые настежь окна. Но его заменил другой. В промерзшей квартире нестерпимо воняло ржавчиной, в рот словно насыпали металлическую стружку. Она сразу все поняла. Откуда-то изнутри, из кишок, рванул к горлу резкий волчий вой, полный злобы. Во всем этом, как ей казалось, не было смысла, причины. В квартире стояла мертвая тишина. Она обратила внимание, что пол был вымыт, когда проходила мимо комнаты, в которой еще несколько часов назад сидел на диване ее муж. Раздевшись, прошла на кухню, включила плиту, поставила чайник.

Алкогольная зависимость — трагедия на двоих

Выплюнула в раковину липкий комок слюны — глотать было невыносимо противно. Чайник засвистел. Она взяла огромную фарфоровую кружку, заварила чай. Сделав глоток, поняла, что ее трясет. Окна до сих пор были распахнуты, но холод был внутри нее, и останется там надолго. Сделав глубокий вдох, пошла в ванную. Он лежал, сложив руки вдоль тела. Одежда была пропитана кровью. Странно, что он не наполнил ванну водой, говорят, это уменьшает боль. Открытые глаза встретили привычным отсутствующим взглядом. Он по-прежнему не видел ее. Теперь уже навсегда.

Предыдущая запись
Лечение алкоголизма Биологически активными добавками (БАД)
Следующая запись
Инстинкт овцы. Как не быть съеденным из-за стадного чувства?
Меню